Деревянный бизнес: остались корешки, а где вершки?

230

— Приезжайте к нам в Верх-Обское за опятами.
— А что, есть?
— Это раньше их надо было искать, а сейчас и искать не надо, столько пней в лесу…
Случайным свидетелем такого разговора я стала нынешней осенью.

Василий СКОГОРЕВ, глава администрации Линёвского сельсовета:
— Пилить лес бесконтрольно стали в 90-е годы. Именно тогда начал зарождаться новый вид бизнеса: одни стали строить частные пилорамы, другие заниматься заготовкой и продажей дров. До этого в колки никто не лез. Раньше сельсоветы выделяли деляны с сухостоем. Люди выписывали дрова и заготавливали их под контролем лесников. Сейчас у сельской власти таких полномочий нет. Ни лесополосы, ни колки нам не подконтрольны. А то, что лес вырубают, известно всем.

Пней в лесопосадках нашего района (да не только нашего) действительно хватает. Тревогу о варварском истреблении деревьев не один год бьют в Старотырышкино, Линёвском, Верх-Обском. Словом, там, где есть что рубить и на чём наживаться. Задались мы как-то вопросом: «Какой бизнес у нас в районе самый процветающий?». Оказалось, по переработке древесины. Насчитали около десятка пилорам только на территории села Смоленского. А где их владельцы берут сырьё? «В лесу», — скажет всякий. Но ведь деревья-то растут не как в сказке — по дням и по часам, — а десятилетиями. В Сычёвке, к примеру, «деревянный» бизнес не особо распространён, тем не менее лесополос, которые когда-то сажали для защиты полей и снегозадержания,почти не осталось. Редакция несколько раз пыталась вникнуть и разобраться в вопросе, касающемся леса, но, поверьте, здесь всё не так просто. Пройдя по замкнутому кругу, мы всегда возвращались в исходную точку ни с чем. Сложно разобраться в том, кому принадлежат лесные массивы, а самое главное — в самом законодательстве. Оно, на наш взгляд, несовершенное, поскольку одно лесное ведомство выполняет контролирующую функцию: ведёт надзор за теми, кто рубит лес и борется с «чёрными» лесорубами; другая структура (коммерческая) занимается лесохозяйственной деятельностью: следит за состоянием лесов, очищает его от сухостоев, проводит санитарные вырубки. В обоих ведомствах штат по минимуму. Почему? Сказать трудно, все ссылаются на нехватку средств. Не хочется никого огульно обвинять, но порой кажется, что с молчаливого согласия как раз тех, кто должен поддерживать в лесах порядок, идёт его истребление. В советские времена главным человеком в лесу был лесник, который в случае чего мог не только погрозить пальцем. Сейчас лесников раз, два и обчёлся. Вот поэтому лес рубят – щепки летят.

Заглянули мы в лесополосы и колки на территории Линёвского сельсовета, откуда чаще всего к нам обращаются люди с жалобами на массовое уничтожение леса. Далеко не углублялись, свернули с дороги в сторону зелёного массива и уже через двести-триста метров увидели кучи валежника и десятки пней. Не надо быть специалистом, чтобы понять, что деревья здесь валят на дрова. Приедут, машину загрузят — и на реализацию. Берут не всё подряд, а то, что поровнее, чтобы легче пилить и колоть. Истребляют осину и берёзу. Сучья и ветки бросают тут же. Некоторые пни свежие, видно, что спилили берёзы за день или два до нашего приезда.

На территории Линёвского сельсовета официально зарегистрирована только одна пилорама – в посёлке Заречный, остальные лесорубы зарабатывают на лесе нелегально. В селе их знают, но всех существующее положение дел устраивает. Одни зарабатывают на жизнь, другие – обеспечены дровами. Купить их в Линёвском – не проблема. По словам сельчан, машина дров стоит 7 тыс. рублей.

Подобная картина не только в Линёвском. Тревогу люди бьют не зря, в лес заходить страшно, его действительно варварски уничтожают. Если такое отношение к зелёным массивам будет сохраняться, то через десяток лет нам останется любоваться не стройными соснами и белоствольными берёзами, а пнями.

МНЕНИЕ
Виктор ГОРЯНИНСКИЙ, житель пос. Линёвский:
— В 2006 или 2007 году у нас горел лес, многие тогда говорили, да и сейчас говорят, что его специально подожгли, чтобы под видом горелого за бесценок заготавливать и продавать дрова. Всё вокруг выпилили, за село выйдешь — Верх-Обское видно. А в посёлке Заречный весь сосняк выпилили!

В ЦИФРАХ
Более 40 000 га государственного лесного фонда имеется на территории Смоленского района

За вырубку леса Управление лесами Минприроды Алтайского края на физическое лицо налагает денежный штраф до 3500 рублей. Если в преступлении задействовано должностное лицо, то штраф может составить 30 000 рублей, а на юридические лица – до 100 000 рублей.

Берёза растёт около 100-150 лет, а некоторые виды — до 300 лет.
Осина при благоприятных условиях живёт не более 100 лет.

Татьяна АТКИНА.
Фото Владимира ДУДИНА.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here